8-800-707-05-21 Бесплатная горячая линия +7 (495) 246-04-95
Рабочие дни, 10:00—18:00 (МСК)
Личный кабинет
Язык:
ru

Игорь Костиков: Даже легальные микрофинансовые организации — на мой взгляд, ростовщики

Игорь Костиков: Даже легальные микрофинансовые организации — на мой взгляд, ростовщики
09.06.2018
Главное

5 июня 2018 года Костиков И.В. принял участие в программе "ОТРажение" - "Ростовщические проценты по кредитам". Заемщики банков теперь могут требовать снижения процентной ставки. С 1 июня вступил в силу закон о "ростовщических процентах". Как изменится жизнь россиян? Спрашиваем эксперта в студии.

Ольга Арсланова: Итак, россиян избавили от ростовщических процентов. По крайней мере, такие заявления появились в последние дни. Дело в том, что вступил в силу новый закон. С июня вводится понятие "ростовщические проценты". Это проценты, которые превышают средние по рынку в 2 раза и больше.

Юрий Коваленко: Теперь такие ставки можно оспорить в суде. Чиновники считают, что это поможет очистить рынок от недобросовестных игроков, прежде всего – микрофинансовых организаций, которые завышают ставки россиян, взявших кредиты под незаконно высокие проценты, освободить от непосильных долгов.

Ольга Арсланова: По крайней мере, нам говорят, что в этом плане поможет новое законодательство. Вот данные Организации микрофинансирования и развития. Количество нелегальных микрокредиторов в России на конец января 2018 года превышало количество легальных МФО в 3 раза. А затем Центробанк обнаружил еще более 1300 незаконных микрофинансовых организаций. При этом совокупный объем портфеля черных кредиторов приближается к 100 млрд рублей, а объем легального микрофинансового рынка на конец года оценивается в 121 млрд рублей.

Юрий Коваленко: Причем, средний объем портфеля одного лишь нелегального микрокредитора составляет примерно 10 млн рублей. По состоянию на 1 марта этого года в реестре Центробанка значилось 2,2 тысячи микрофинансовых организаций. Черных кредиторов, еще раз напомним, в 3 раза больше.

Ольга Арсланова: Давайте выяснять, можно ли вообще этот рынок отрегулировать и какую роль может сыграть новый закон. У нас в гостях Игорь Костиков, председатель Финпотребсоюза. Будем вместе разбираться. Игорь Владимирович, здравствуйте.

Игорь Костиков: Добрый день.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Правильно ли мы поняли, что новый закон к банкам вообще никакого отношения не имеет, потому что банки уже регулируются и так?

Игорь Костиков: Нет, к банкам не имеет. Хотя это регулирует тоже Центральный банк, за этим надзирает. И надо сказать, что это достаточно большой прогресс. Мы с вами здесь на протяжении 3 лет эту тему ростовщичества не раз поднимали. И мы писали и выходили с инициативой в Думу, для того чтобы определить, что такое ростовщичество. Наконец таки я считаю, что мы были услышаны и вы были услышаны. Наши слушатели, зрители и потребители тоже принимали в этом участие. И все-таки определение появилось. И мы его видим в законе.

При этом надо отметить такую особенность, что все-таки на сегодняшний день у нас ставки высокие. У нас ставки, скажем, по кредитам достигают у легальных микрофинансовых организаций 500% годовых.

Ольга Арсланова: Это разрешено пока что?

Игорь Костиков: Пока разрешено. И если мы применим эту ставку к тому, что… То есть мы выходим на ставку нелегальных кредиторов 1000% годовых. То есть до тех пор, пока не будет принято следующее законодательное изменение, которое планирует Центральный банк, к сожалению, в этой части завтра мы еще облегчение не получим. Вот с 1 июля у нас первые ограничения должны вступить по ставкам. И предполагается, что в течение следующего года, с 1 января, потом 1 июля еще будут дальнейшие ограничения. И это уже совокупно будет ограничивать возможность применения вот таких ставок.

Но что бы я хотел сказать, кроме того, что закон принят? У нас в этом году состоялось первое решение Верховного суда, когда Верховный суд признал ростовщические ставки. И он отказал в иске одной из легальных микрофинансовых организаций и списал проценты у заемщика, потому что посчитал, что они сверхвысокие. То есть, собственно говоря, у нас судебная система сама по себе начала двигаться в этом направлении.

Юрий Коваленко: Прецедент есть.

Игорь Костиков: Прецедент есть. И в принципе вот этот прецедент мы сегодня можем порекомендовать потребителям в судах на него ссылаться и его применять.

Юрий Коваленко: Вот отсюда поподробнее. Давайте попробуем расшифровать, как действовать в таких случаях. Человек обнаруживает у себя ростовщические проценты и идет в суд. Тем не менее, проценты капают. И черному кредитору выгодно затягивать дело…

Игорь Костиков: Мы же говорим не только о черных. Это мы говорим о всех кредиторах. То есть это все. Потому что если мы вернемся на 2-3 года назад, когда этот процесс начался, это была вполне легальная микрофинансовая организация с высокими процентами. И мы знаем, что до сих пор это все происходит. В данном конкретном случае на кредит 10 000 рублей был начислен процент 494 000 рублей. То есть вы можете сами посчитать. 4900%.

На самом деле это беспредел полный. И до этого суды не вмешивались. И, собственно говоря, суды нижних инстанций отказали потребителю. Но Верховный суд развернул эту ситуацию. На сегодняшний день у нас есть вступившее в законную силу решение, которое уже в судебном практике определило, что есть ростовщические проценты, и, собственно говоря, суды нижних инстанций на сегодняшний день могут на это решение ориентироваться и по крайней мере принимать решение в пользу потребителей. Я не могу сказать, что это массово будет сделано, но, по крайней мере, потребитель сегодня может на это рассчитывать и, дойдя до Верховного суда, может это оспорить.

Юрий Коваленко: А может и не доходя до Верховного суда.

Игорь Костиков: А может и не доходя в зависимости от позиции конкретного суда. Мы прекрасно понимаем, что проценты будут идти. Но потребитель может попросить у суда обеспечительные меры до решения. И, наверное, тут можно установить на этот срок. Я не могу сказать, как практика будет складываться. Но можно попробовать остановить течение процентов. И это будет для суда первой инстанции вплоть до апелляции. Мы это прекрасно понимаем.

Ольга Арсланова: Вот реакция наших зрителей. Вадим из Ростовской области на связи. Добрый вечер. Вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел сказать, что я ждал эту передачу в отношении ростовщических процентов по кредитам. Ростовщичество это практически в любой цивилизованной стране – это уголовное преступление. И слишком поздно уже начали об этом говорить, и очень частично. Когда какой-то омбудсмен выступал и говорил, что взять до зарплаты в какой-то микрофинансовой организации – это же издевательство. Зарплаты и пенсии должны быть такие, чтобы не брать до зарплаты, как это было раньше.

Но я хочу конкретно сказать. Я, как и многие другие граждане, попавшие в кредитную кабалу, могу сказать следующее. Люди должны судиться с банками. Их было столько много, когда платили копейки… Но, обратите внимание, и юристы, и простые умные граждане: в банковской лицензии не прописано право на кредитование. Судьи не хотят создавать прецедент отмены кредитных договоров. А это было бы правильно, если бы так было.

Ольга Арсланова: Понятно.

Зритель: Я хочу сказать, что неосновательное обогащение ростовщичества. Поэтому подавайте иски в суды и будете побеждать, если у нас суды нормальные.

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо большое.

Игорь Костиков: Я сразу поправлю, что все-таки банковская лицензия – это лицензия на кредитование. Это в прямом смысле в законе написано. Поэтому тут нечего говорить. Что же касается судов, ну вот наша практика. Мы судимся, судимся, помогаем гражданам бесплатно, мы не берем деньги за суды. Мы сталкиваемся с ситуацией, когда говоришь потребителю, который пострадал, что давайте присылайте документы, мы подготовим обращение в суд. И нам проще, потому что мы это можем сделать в Москве, не в регионе, где сложнее зачастую. То, к сожалению, очень многие наши потребители боятся выходить в суды. Они боятся. Объяснения такие: "Мы не хотим прослыть сутяжниками. Давайте как-то по-другому будем пробовать решать. Только не в суд. Мы боимся выходить в суд".

Юрий Коваленко: А по-другому невозможно?

Игорь Костиков: По-другому невозможно, потому что обычно приходят люди, которые исчерпали все возможности. Причем, зачастую не очень грамотно они их исчерпали. Но, к сожалению, исчерпали. И остается единственная возможность обратиться в суд. И надо сказать, что суды работают и принимают решения. Это небыстрая процедура. Мы это прекрасно понимаем. Но она существует. И, конечно, говорить о том, что у нас суды не выступают против банков – это неправильно. Вот тот самый пример. Это не банк, а микрофинансовая организация, которая получила соответствующее решение Верховного суда против начисления процентов. И мы, кстати, здесь не на одной передаче уже слышали, когда звонят граждане из регионов, говорят, что микрофинансовая организация была в каком-то небольшом населенном пункте, потом исчезла, через 3 года появилась. Мы даже не знали, куда проценты платить. И с нас потребовала всю сумму. То есть это те самые случаи, когда нужно обращаться, нужно заниматься и нужно защищать свои права. Проблема в том, что зачастую такое отношение к своим правам, что не получается.

Ольга Арсланова: Давайте о правах. Не очень понятно, что такое рыночные ставки. Они постоянно меняются, они гибкие. Какая ставка будет рыночной, какая – нерыночной.

Игорь Костиков: Я с этого и начал. Потому что в той трактовке, в какой сегодня закон вышел, он не совсем четко определяет рыночную ставку. То есть он вышел на усмотрение суда. Как суд усмотрит. Суд может усмотреть в качестве рыночной и ставку Центробанку плюс 3%, а может усмотреть те самые 400% или 500%, под которые дают микрофинансовые организации. Но что сейчас будет происходить? С 1 июля начинаются постепенные ограничения. Сейчас будут ограничения до 1.5% в день, что, я считаю, очень высокие проценты. Потом со следующего года у нас будет ограничение до 1% в день. Это все равно очень высокие проценты. Но это уже некий ориентир. Нам нужно с вами, с потребителями и со средствами массовой информации биться дальше, для того чтобы все-таки привели при той ставке инфляции, которая у нас сегодня есть, рыночные ставки определили гораздо на более низком уровне. О чем мы говорим? О том, что микрофинансовые организации существуют на том поле, где нет банков. Если бы банки надлежащим образом обеспечивали кредитование населения, то, наверное, не было бы ниши для микрофинансовых организаций. А мы знаем, и у нас есть на это факты, не буду называть конкретные названия, когда банки способствуют созданию микрофинансовых организаций рядом с ними, их кредитуют. И это тоже большая проблема, с которой, я думаю, что и Центробанку, и антимонопольному комитету надо разбираться. Мы к этому подходим. Мы общественная организация. У нас на все сил не хватает.

Но мы подходим к тому, что нужно все-таки смотреть за экономикой процесса тоже. Не просто формальность, а смотреть, насколько это все экономически обосновано.

Ольга Арсланова: У нас на связи Калмыкия. Наша зрительница Валентина. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу насчет Совкомбанка узнать. Вот я взяла у них кредит на 102 000 в ноябре. А они обещали 12,9%. Посмотрела у себя, а они не дают читать сразу - "вот, подписывайте", "вот, берите страховку, без страховки не дадут". Навязали эту страховку. Не пойму, что. Я застраховалась. Никаких документов, ничего. Под какие проценты эту страховку. Вот взяла 102 000, а получилось, что за 3 года я должна отдать 170 000.

Ольга Арсланова: Как понять, какой по-настоящему процент…

Игорь Костиков: Я могу сказать, что у нас закон четко определил, что банки обязаны показать полную ставку процента при оформлении кредита. У потребителя сегодня есть право в течение 5 дней отказаться от этого договора без всяких последствий.

Ольга Арсланова: Это период охлаждения.

Игорь Костиков: Да, период охлаждения. Отказаться от этого договора, вернуть деньги и ничего не платить. Дальше. То, что мы говорим о страховке – это в чистом виде навязанная услуга.

Юрий Коваленко: От нее можно отказаться?

Игорь Костиков: Те же самые 5 дней. Можно, оставив кредит, отказаться от страховой…

Ольга Арсланова: Кредит обратно не заберут?

Игорь Костиков: Нет. То есть на самом деле вот такая ситуация. Если в связи с этим возникают проблемы, что в течение этих 5 дней невозможно ничего или банк не дает прочитать договор… Я еще раз призываю. Читайте документы. Не поддавайтесь на давление менеджеров по продажам банковских услуг. Читайте подробно документы. Требуйте определение ставки, чтобы у вас было понятно, какая ставка, какую сумму вы в конечном итоге заплатите. Если у вас с этим возникли проблемы, я могу сказать, поскольку очень короткий срок, сразу необходимо писать жалобу в местное отделение Центрального банка или в филиал Центрального банка по региону, для того чтобы Центральный банк немедленно подключился к этой проблеме, потому что ее нужно решить в течение 5 дней. Чтоб вы обратились если не туда, то в Центральный банк, чтобы он принял к рассмотрению. И эти вопросы решаются. Сегодня, слава богу, у нас с этим вопрос решаем.

Вопрос в другом. Это та же самая история, что человек не посмотрел, не определил своих прав, не определил размер своих обязательств. А прошло полгода – он сейчас определился, начинает с этим разбираться. Это одна из ключевых проблем. И это не проблема финграмотности. Это проблема защиты и понимания своих прав и своих обязательств. Надо с этим разбираться, когда вы берете кредит. Надо с этим разбираться, когда вы подписываете соглашение о страховании. Потому что когда вы подписали, полгода прошло, то есть откатить это уже очень сложно.

Ольга Арсланова: Вот еще важный момент. Человек приходит в некую организацию, где ему обещают быстрые деньги. А иногда и не приходит. Там вроде можно онлайн прислать. И складывается ощущение, что если работает такая организация, то ей это разрешили. Но мы видели данные по нелегальным микрофинансам. Как понять?

Игорь Костиков: У нас еще их много остается. Я могу так сказать, что все микрофинансовые организации, которые работают официально и которые надзираются Центробанком, это у вас дополнительная страховка от ненадлежащих претензий со стороны микрофинансовых организаций, находятся в Реестре микрофинансовых организаций, который находится на сайте Центрального банка России.

Ольга Арсланова: А что там будет написано? Просто название?

Игорь Костиков: Там будет название, там будет географическое место. А условия работы у них простые. Законодательство по микрофинансовым организациям регулирует ЦБ. Они не могут нарушать. Если вы нашли эту организацию в этом реестре, сайт работает хорошо, доступ хороший, поэтому тогда вы можете… Если их там нет, то я могу сказать с большой уверенностью, что это, скорее всего, нелегальная микрофинансовая организация.

Тут есть еще одна проблема, которую мы здесь в эфире месяц назад обсуждали. Очень многие граждане говорят, что они не пойдут ни к тем, ни к другим. Они лучше у знакомых родственников возьмут. Это надежнее, это можно всегда договориться, и они спокойнее всегда чувствуют, что правда. Но у меня на сегодня возникает вопрос, что не начнется ли гонений на знакомых родственников в связи с этим, которые готовы помочь людям…

Ольга Арсланова: А потом можно подать в суд за ростовщичество…

Игорь Костиков: Они, как правило, не берут проценты, знакомые родственники. Но тут бы не оказалось у нас, что мы еще и на них наступили.

Юрий Коваленко: А все же, вот микрофинансовая организация. Предположим, что мы узнали о том, что она нелегальная. Мы заявили в Центробанк – Центробанк ее закрыл. Давайте расставим точки над "И".

Игорь Костиков: Центробанк имеет такую возможность. Они направляют в правоохранительные органы. Это незаконное занятие бизнесом.

Юрий Коваленко: Но после этого необходимо куда-то продолжать платить проценты по кредиту, или можно остыть и забыть?

Игорь Костиков: В первую очередь нужно написать заявление в те же самые правоохранительные органы. Понятно, что вся деятельность незаконна, значит, договор незаконный.

Ольга Арсланова: Но, тем не менее, вы взяли у этих людей деньги.

Игорь Костиков: Потому что не исключено, что они привлекали с другой стороны вкладчиков, которые будут пострадавшими вкладчиками.

Ольга Арсланова: И там будет какое-то физическое лицо.

Игорь Костиков: Там может быть физическое лицо. И, собственно говоря, с этим придется рассчитываться. Понятно, что не по таким ставкам. Понятно, что по-другому. То есть нельзя думать, что если вы написали заявление о том, что это нелегальная организация и поскольку там есть пострадавшие с той стороны, все-таки сумму придется вернуть. По процентам там история другая.

Юрий Коваленко: И по чести, и по закону.

Игорь Костиков: Да.

Ольга Арсланова: Послушаем Александра из Новосибирской области. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Юрий Коваленко: Да, да, говорите, Александр.

Зритель: Я хотел бы узнать. Вот я взял в банке 35000. Выплатил им 80000. И в итоге я должен им еще 46000. Что мне делать? Как мне от них отвязаться?

Ольга Арсланова: У нас очень мало информации. Это банк. Мы правильно вас поняли? Какой у вас был процент? Какой срок?

Зритель: Я за 3 года им выплатил 80000.

Игорь Костиков: Это надо конкретно разбираться.

Ольга Арсланова: Что делать, если сумма становится все больше, а возможностей выплатить нет?

Игорь Костиков: С этим надо разбираться. Надо документы смотреть, в чем там проблема. Вы можете к нам обратиться. И на сайт, и по телефону. Вы найдете "Финпотребсоюз" всегда в интернете. Но нужно конкретно сейчас, опять же, рассматривать законодательство, которое приведет к тому, что будет установлен верхний предел выплат.

Юрий Коваленко: А на реструктуризацию человек может рассчитывать?

Игорь Костиков: Вот тут вопрос такой. У нас не все так просто с реструктуризацией. То есть даже я в свое время столкнулся с тем, что я пришел в один из крупных банков, говорю: "У меня небольшой кредит. Хочу его вернуть или реструктурировать, потому что ставка процента резко упала". На что я получил ответ: "Вы знаете, что мы этим не занимаемся. Если бы вы к нам пришли из другого банка, где у вас такая ситуация".

Ольга Арсланова: Потому что это выгодно. У всех дополнительный процент. Поэтому?

Игорь Костиков: Да, конечно. Привлечь клиента из другого банка – это тоже выгодно. То есть на самом деле у нас разные ситуации бывают с реструктуризацией. Надо писать заявление, надо с этим говорить. Но я не могу однозначно сказать, что это стопроцентный успех. То есть если у вас такая ситуация, когда вы видите, что ставки резко упали, нужно обратиться в свой банк письменно с просьбой пересмотреть ставки. Если они эти ставки не пересмотрят, то тогда нужно найти другой банк. Сейчас такая услуга есть. И возможно перейти, перекредитоваться в другом банке под более выгодные ставки, для того чтобы избавиться от… Нельзя сказать, что это однозначно кабальные проценты. Но от процентов, которые становятся для вас непосильными.

Ольга Арсланова: Вы согласны с мнением о том, что микрофинансовые организации с ростовщическими процентами, нелегальные микрофинансовые организации процветают только в бедных странах, где много бедных людей, неблагонадежных заемщиков, которым просто больше никто не даст кредит, и чем лучше будут жить россияне, тем меньше будет этих организаций. Они сами собой испарятся и исчезнут.

Игорь Костиков: Я могу сказать – конечно, микрофинансовые организации процветают, где есть определенный уровень неблагополучных граждан. Но я не могу сказать, что это только в бедных странах. Пример – Великобритания, отдельные штаты в Америке (в целом ряде штатов запрещена деятельность микрофинансовых организаций). То есть там все это присутствует. То есть так сказать нельзя. Это на самом деле бич современного мира. Надо сказать большое спасибо Хиллари Клинтон, которая эту идею внедрила в Мировой банк. И Мировой банк все это стал поддерживать. Потому что на самом деле история микрофинансирования связана с исламскими финансами в Пакистане. И там была совершенно другая ситуация – и по ставкам, и по размерам, и по целям. И только в результате того, что Хиллари Клинтон через Мировой банк продавила всю эту историю, это стало продвигаться во всем мире. И это бич на сегодняшний день.

Мое мнение, чтобы никого не обижать – что даже все легальные микрофинансовые организации, на мой взгляд, ростовщики. Я все равно считаю, что такие проценты, как 500% годовых, и при этом говорят, что это благо для населения, я считаю, что это абсолютно запредельная история. И мы поддерживаем. Мы в прошлом году даже были на госсовете. Президент сказал, что по сравнению с нашими микрофинансовыми организациями старуха-процентщица выглядит милой бабушкой, что правда. Даже президент уже не раз на это обращал внимание. Но все равно у нас эта ситуация продолжается.

Например, я в Австралии могу привести пример. Там ограничены ставки процента пятьюдесятью процентами.

Ольга Арсланова: Послушаем Башкирию. Сергей, наш зритель. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Я оформил кредит 28 числа того года. Когда у меня деньги были, я несколько месяцев платил. До 20-го, до 23-го. Потом у меня зарплата стала 28-го числа. И я по графику стал платить. А мне из банка начали звонки поступать, мол, якобы я какую-то услугу подключил. Ничего я не подключал, честно говорю. Я специально у них кредит получал 28-го, чтоб платить 28-го. У меня зарплата так. А они мне там проценты насчитали. Вот мы сейчас с адвокатом хотим к генеральному прокурору. Путину писали. В Центральный банк писали. Пока отвечают вот так и все.

Ольга Арсланова: Дополнительные придуманные услуги.

Игорь Костиков: Это навязанные услуги. Они, к сожалению, есть. Даже те, которые запрещены. У нас большая аудитория наших потребителей, которые к нам обращаются. Обнаруживаются, несмотря на все запреты, которые были установлены и в законе, и Центральным банком, продолжается навязывание услуг. Но я бы мог сказать, что тот самый период охлаждения – это у вас для того, чтобы все-таки трезво взглянуть на ситуацию и попробовать с этим разобраться.

Юрий Коваленко: Если не читать договор?

Игорь Костиков: Да. Договор читать нужно с самого начала, прежде чем вы поставили свою подпись на этот договор. Более того, к сожалению, могу одно сказать, чем мы недовольны – то, что в ходе обсуждения в свое время закона о потребительском кредите до принятия навязанных услуг были внесены допустимые услуги. К сожалению, поскольку это теперь законная практика, мы с этим сделать ничего не можем. Надо пересматривать законы и все-таки ужесточать ситуацию по навязанным услугам. Но вот такие услуги, как страхование, такие услуги, как платные СМС-сообщения – я думаю, что с этим можно разобраться. И я удивляюсь, что Центробанк не отреагировал, потому что Центробанк сейчас достаточно эффективно на такие вещи реагирует.

Но если нет, у вас остается писать… Я думаю, президенту можно, конечно, но вряд ли это будет быстрая реакция. Нужно быстрее подавать тогда в суд и разбираться в суде.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения. У нас в гостях был Игорь Костиков, председатель "Финпотребсоюза". Спасибо, что пришли.

Игорь Костиков: Спасибо вам.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Игорь Костиков: Я хочу пожелать нашим потребителям быть внимательнее при заключении договоров.

Подписаться на наши новости

«ФинПотребСоюз» — помощь в трудных ситуациях

Юридическая помощь
Кредитно-банковская сфера Пенсионные фонды Сфера страховых услуг Финансовые рынки Автовладельцам Недвижимость Мошенничество
Если Вы не нашли свою проблему в списке, попробуйте перейти в раздел Вопрос — Ответ
Или задайте вопрос юристу.
Ф.И.О
Раздел
Заголовок вопроса
Телефон
E-mail
Вопрос
Введите слово с картинки:

Защита прав потребителей

Процесс защиты прав потребителя финансовых услуг состоит из 4-х шагов:
ОБНАРУЖЕНИЕ НАРУШЕНИЯ
ОБНАРУЖЕНИЕ НАРУШЕНИЯ
Выберите услугу и напишите заявление в форме
Загрузить
СОСТАВЛЕНИЕ ПРЕТЕНЗИИ
СОСТАВЛЕНИЕ ПРЕТЕНЗИИ
Как правильно составлять претензию
Подробнее
ПРОВЕРКА ДОКУМЕНТОВ
ПРОВЕРКА ДОКУМЕНТОВ
Осуществляется при очной встрече в офисе Вашего региона
СУДЕБНАЯ ПОМОЩЬ
СУДЕБНАЯ ПОМОЩЬ
Полная защита прав и законных интересов граждан
Подробнее